Здравствуйте Гость | RSS

Главная страница | Работы пользователей | Зарегистрироваться | Войти
     Здесь вы почувствуете себя Творцом, научитесь рисовать, как настоящий художник, писать интересные книги, делать необычные фотоснимки, снимать кино, лепить из различных материалов и заниматься прикладным искусством, сможете показать свои работы другим, обсудить их и получить объективную оценку.

Меню

Категории каталога
Серия "Dark Drow" [7]
Рассказы [111]
Серия "Судьба-война" [9]
Серия "Равнины смерти" [10]
Серия "История Сумерек" [8]
Цикл "Силиантские баллады" [24]
Серия "Три Руны" [0]
"Утро пятнадцатого дня" [11]

Мини-чат:
Посетители:
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Пользователи:
Связь с администрацией:
E-mail: creatorsclub@mail.ru

ICQ:    459532266


 

Начало » Статьи » Фэнтези » Рассказы


Черная Башня (3)

Глава 2. В Гвесте

 

 

            - Не люблю я Гвест, - доложил Феликс своим спутникам. - Не хочу появляться в этом городе. Как насчет того, чтобы вы запаслись там провизией, а я подождал вас у Кузнечных ворот?

            - Так не получится, - покачал головой Борода. - Нам всем нужно получить подорожные грамоты Виллода в городской управе. Это требует личного присутствия каждого. Без грамот будет трудно добраться до Подъемников.

            - Я два года путешествовал по всем семи королевствам, и никакие подорожные мне были не нужны, - фыркнул Феликс.

            - Ты два года бегал да скрывался. Небось, лазил по буреломам, чащобам и ездил проселками? Зачем нам такие хлопоты? Мы выполняем волю Ордена. Зайдем в город, обратимся в управу, получим грамоты и спокойно отправимся дальше.

            Пять человек спускались с высокого, поросшего редколесьем холма. Позади них голубой каплей у подножья гор раскинулось озеро Киаал. Впереди был Гвест. Он лежал на плато между двумя горными вершинами, оживленный и шумный. Его крепостные стены, башни, колонны, своды и даже мостовые были сложены из гима - редкого, соломенно-желтого, словно янтарь, камня, который добывали в штольнях неподалеку. Из-за этого Гвест называли Желтым Городом. Гим был символом Гвеста, источником его процветания, его богатством. Дома в центре города тоже были сложены из гима и крыты коричневой черепицей. На каждой из трех площадей Гвеста была огромная колонна, вершина которой представляла собой скульптурное изображение одного из трех Великих Богов. Гвест был городом скульпторов, резчиков по камню, рудокопов, забойщиков, углекопов. Там располагалась одна из виллодских школ магии и Храм Света паладинов. Оба здания находились на одной улице, которая рассекала город по диагонали. Храм света был построен в виде огромной сиволы - легендарной солнечной птицы, изрекающей волю Света. Голова ее  направлена на восток, туда, где каждое утро появляется солнце. Крылья подняты, будто сивола вот-вот взлетит, и между ними вставлен огромнейший диастовый шар - днем он запасает энергию небесного светила, а ночью сияет, будто маленькое солнце, будто маяк, с помощью которого каждый блуждающий во Тьме может найти путь к Свету. Школа волшебства, в отличие от Храма Света, как архитектурное сооружение не представляла собой ничего особенного - это было трехэтажное прямоугольное здание, строгое, симметричное, где занимались серьезным делом - учились.

            У городских ворот толпилась уйма народу. Слышны были шум, брань, блеяние козлов, ржание лошадей, какуреканье не в меру голосистых петухов. В основном здесь были кнехты из деревень, расположенных в плодородной долине рядом с городом.

            У ворот находились четверо стражников и двое магов. Стражники по одному пропускали людей в ворота, за которыми стоял, с белым черепом новорожденного ребенка в руке, один из магов. Другой сидел в тени, привалившись спиной к прохладной стене, и грыз соломинку.

            - Дорогу воинам Света! - гаркнул старый паладин, расталкивая кнехтов локтями. - А ну посторонись, заблудший во Тьме! Убери отсюда своего осла, а не то я угощу его молотом!

            Люди быстро расступались, давая ему дорогу. За его спиной раздавались гневные возгласы тех, кто стоял в очереди с самого утра.

            - Стоять! - приказал паладину один из стражников, когда тот собрался, было пройти мимо.

            - Чего тебе?

            - Не местный ты. Кажи сюды подорожную!

            - Зачем? Ты что не видишь - я паладин! Хочу поскорей попасть на молитву в Храм Света. Или ты задумал мне в этом помешать? - Паладин поудобнее перехватил рукоять боевого молота.

            Стражник отступил на шаг и позвал:

            - Урядник! Тут паладин без подорожной озорует!

            Маг, который грыз соломинку в теньке, поднялся.

            - Кто озорует?

            - Да вот же - этот! - стражник ткнул пальцем в паладина.

            - Назовитесь, - потребовал у него маг.

            - Улер Неистовый, командор Вархского ордена Света.

            - Покажите подорожную.

            - У нас есть только подорожные Кинетты, - вмешался в разговор Борода. - Мы надеемся получить грамоты Виллода в Гвесте.

            - Если у вас нет грамот, значит, вы незаконно пересекли границу. В таком случае, вы будете арестованы.

            - Послушай-ка меня, недоумок, - хватая мага за грудки пробасил Лысый. На того вдруг напала такая слабость, что он не мог пошевелить и пальцем. Стражники тут же направили на Лысого острия копий. - Меня зовут Явит Сорман. Я - декан Академии Магии семи королевств, - Лысый пихнул под нос магу свой посох, навершие которого украшал красный камень со срезанной, плоской макушкой. Там был вырезан изрыгающий огонь семиглавый золотой дракон - печать декана огненного факультета Академии Магии. - Мы выполняем важное поручение самого архимага Сардоника, так что не советую чинить нам препятствия.

            Лысый отпустил мага. Тот выглядел испуганным.

            По всем семи союзным королевствам было открыто множество школ магии. Их выпускники чаще всего поступали на высокооплачиваемую королевскую службу. Самые одаренные и претенциозные могли попробовать поступить в Академию магии, чтобы в дальнейшем стать членами Ордена и одной из трех богатейших гильдий магов.

            Из пяти деканов Академии магии Явит Сорман был самым молодым. Его выбрали на эту должность, когда предыдущий глава огненного факультета, не сказав никому ни слова, неожиданно исчез. По поводу этого назначения в магическом сообществе было много споров - говорили, что Сорман слишком ограничен и вспыльчив, чтобы занимать столь высокий пост.

            Мощь магического Ордена была велика, и он не подчинялся ни одному из королевств, представляя собой самостоятельную силу.

            На шум вышел другой маг с черепом новорожденного в руке.

            - Что происходит? - шепнул он на ухо товарищу. Тот принялся что-то быстро шептать в ответ.

            Когда он закончил, маг вытянул руку с черепом в сторону Лысого. Пустые глазницы впились взглядом в Явита, и череп засиял ослепительным багровым светом. Череп являлся "лакмусом" - универсальным измерителем магической силы. Сейчас лакмус горел настолько ярко, насколько это вообще возможно. Не было никаких сомнений - человек, на которого он направлен, обладал выдающимся даром.

            - Добро пожаловать в Гвест, господин Сорман, - маг низко поклонился.

            - Так-то лучше, - пробурчал Лысый.

            - Эти люди с вами, господин Сорман? - поинтересовался маг.

            - Да.

            - Не возражаете, если я их тоже проверю лакмусом? Дело в том, что в городе был замечен демон. Совет школы магии думает, что его призвал чернокнижник. Мы усилили меры безопасности: чтобы не упустить чернокнижника, проверяем всех входящих и выходящих из города на предмет черного окраса магической силы.

            - Надеюсь, ваша проверка не займет много времени?

            - Нет-нет, что вы.

            Маг направил череп на Бороду. Лакмус мгновенно вспыхнул ярким синим светом. Затем на паладинов - окрас магической силы у обоих был белым. Когда череп направили на Феликса, тот не показал ничего, словно у Лиса вовсе не было никаких магических сил. К счастью для Феликса, ни Борода, ни Лысый этого не видели, потому, как их отвлекли паладины.

            - Конечно же, все вы хотите первым делом посетить Храм Света и помолиться! - решил за всех старый паладин. - Следуйте за нами с Гоином.

            - Попридержи лошадей, - сказал Лысый. - У нас есть более важные дела.

            - Что!? - Глаза паладина сделались большими. - Дела более важные, чем молитва Свету?!

            - Именно.

            Паладин так крепко сжал рукоять боевого молота, что у него побелели костяшки пальцев. На лице его от негодования ходили желваки, но все-таки он нашел в себе силы сдержать гнев.

            - Вы тоже не пойдете на молитву? - спросил он у Бороды и Феликса.

            - Пожалуй, что нет.

            - Идем, Гоин! Пусть поступают, как знают, и да простит их всемилостивый Свет!

            Паладины направились по небольшой прямой улочке в сторону от городских ворот.

            - Как помолитесь, идите в управу - вам тоже нужно сделать подорожные, - напомнил паладинам Борода.

            Паладины не оглянулись и не подали виду, что услышали его слова.

            - Зачем же вы так грубо со служителями Света? - с усмешкой спросил Феликс. - Они ведь о чистоте наших душ радеют.

            - Не начинай, Лис, - отмахнулся Лысый.

            - А ты, я вижу, большая шишка! Работаешь в Академии магии. Кто ты там? Полотер?

            - Декан!

            - Кто? Истукан?

            - Следи за языком, Лис!

            - Успокойся, Явит, - Борода положил руку Лысому на плечо. - Не поддавайся на провокации.

            - Борода, ты, наверняка, тоже важная шишка? Так ведь?

            - Нам нужно в управу.

            - Эй, не игнорируй меня! Я твой командир! - деланно огорчился Феликс.

            Феликс и его спутники шли по каменной брусчатке широкой улицы. По обеим сторонам высились двух и трехэтажные, сложенные из гима дома. Окна первых этажей почти все были закрыты деревянными ставнями. Кое-где на подоконниках верхних этажей виднелись аккуратные горшочки с цветами. Фасады домов украшали углубленные барельефы с растительным орнаментом. На чистой, светлой улице было многолюдно.

            Феликс, Борода и Лысый вышли на центральную площадь, вымощенную красным кирпичом. Справа от Феликса было трехэтажное здание городской управы, охватывавшее площадь полукругом. Слева располагались представительства богатых гильдий и многочисленные лавки, где торговали дорогой одеждой, обувью, драгоценностями. В центре площади была установлена колонна, вершина которой представляла собой бюст бога морей - Арата. Арат был изображен в виде старца с длинной бородой. Кожу его покрывала чешуя, на шее виднелись жаберные щели, голову венчала корона из кораллов.

            Миновав широкое крыльцо, Борода, Лысый и Феликс вошли в управу. Они оказались в просторном, облицованном розовым с белыми прожилками мрамором зале, от которого влево и вправо бежали коридоры. Впереди была лестница, ведущая на второй этаж.

            - Что вам угодно? - спросила у них молодая светловолосая женщина в длинном сером платье. - Хотите подать жалобу на магов? Подать жалобу на паладинов? Заявить о преступлении, получить документы?

            - Нам нужны подорожные грамоты, - сказал Борода.

            - Тогда вам следует записаться на прием к городовому приказчику.

            - Мы запишемся, и когда нас примут?

            - Точно сказать нельзя, но обычно просители ждут несколько недель.

            - Так не пойдет. Где этот приказчик? Там, где и раньше? На втором этаже? - Борода отодвинул женщину в сторону и начал подниматься по лестнице.

            - Без очереди нельзя! Господин Торн занят!

            - Мне все равно.

            - Охрана!

            Из правого коридора немедленно появились трое вооруженных мечами дюжих стражников.

            - Проводите этих людей на улицу, - приказала им женщина.

            Двое стражей, обнажив мечи, приблизились к Феликсу и Лысому. Третий пробежал вперед и настиг Бороду.

            - Давай-ка, на выход, - широкая ладонь легла на плечо магу.

            Борода прошептал пару слов. Охранник, издав дикий крик, отлетел в сторону и упал на пол. Ладонь его была обожжена и покрылась пузырями; он бился в судорогах и тяжело дышал; лицо его перекосило от боли.

            Борода достал из-за пазухи небесного цвета кулон. Он был выполнен в форме дракона с закрытыми черной повязкой глазами и символизировал Тирона - бога правосудия. Дракон внезапно ожил, яростно задергался на цепочке, щелкнул зубастой пастью и выдохнул облачко зеленого пламени.

            - Меня зовут Викенориатусис Фам. Я верховный судья магического Ордена семи королевств. Любые препятствия, которые вы чините мне, вы чините всему магическому Ордену, и будете за это строго наказаны. Вы меня поняли? - Борода зло зыркнул на замерших с открытыми ртами стражников, затем перевел взгляд на женщину. - Ты поняла?

            - Д-да.

            - Я так и знал, что ты тоже из крутых! - обрадовался Феликс. - А что с этим бедолагой делать, которого ты заклятием приложил?

            Борода, будто отгоняя назойливую муху, махнул на Феликса рукой и продолжил подниматься по лестнице.

            - Надо знать, на кого тявкать, - глубокомысленно изрек Лысый и пошел за ним.

            - Ну вы даете! - удивился Феликс. - Ему ж больно!

            - Есть желание - помоги.

            Борода и Лысый скрылись на втором этаже.

            - Чего стоишь? - обратился Феликс к оторопевшей женщине. - Пошли кого-нибудь за лекарем, иначе и помереть может работничек ваш.

            В приемной рядом с кабинетом городового приказчика было полно народу. Судя по богатой, расшитой золотыми нитями и драгоценными камнями одежде, и широким лицам с тройными подбородками, здесь сидели представители аристократии и лучшие из купечества. Все они были изумлены и испуганы - по-видимому, Борода уже успел потрясти тут своим амулетом верховного судьи.

            Феликс вошел в кабинет приказчика. Сразу напротив входа был широкий письменный стол мореного дуба. По левой стене тянулись шкафы со множеством маленьких ящичков. К каждому из ящичков была прикреплена бумажка с какими-то буквами - скорее всего это было что-то вроде картотеки. Стены украшала мозаика из голубых, зеленых, темно-синих, бесцветных, белых, пурпурных, желто-оранжевых, золотисто-желтых и розовых сапфиров. Все вместе это образовывало картину, на которой множество кораблей плыло по морю в сторону заката, навстречу персиково-розовым облакам.

            Сам приказчик стоял у большого стрельчатого окна, которое выходило на площадь, и курил трубку. Борода и Лысый что-то настойчиво от него требовали. Приказчик был на голову выше каждого из магов, сильно сутулился, был хром и опирался на трость. У него было вытянутое, овальное лицо, морщинистый лоб, выцветшие, водянистые, глубоко посаженные глаза, длинный нос и тонкие губы. Слушая своих посетителей, он изредка кивал головой, и видно было, что ему не терпится поскорее от них избавиться. Равнодушное выражение его лица внезапно сменило крайнее изумление, когда он увидел Феликса.

            - Кого я вижу, забери меня Бездна! - воскликнул он и от удивления выронил трость. - Это же богатый купец Филинор Лисайт! Ей-богу, славный малый! Мы тебя по всем семи королевствам разыскиваем! - Приказчик взял со стола стеклянную сферу, наполненную голубоватым дымом, и разбил ее об пол. Дым вырвался наружу и немедленно просочился сквозь доски вниз, исчезнув без остатка. - Видать тебе, выродок, жизнь не мила, раз решил здесь объявиться?

            - Дядюшка Торн, зачем же вы так? - притворно огорчился Феликс. - Вы же знаете, как в народе говорят: "Кто старое помянет, тому глаз вон". Что было, то прошло, давайте обо всем забудем?

            - "Забудем"? Я тебе дам, "забудем"! - взбесился городовой. - Ты мне сто тысяч  должен!

            - Что происходит? - попытался разобраться в происходящем Борода. - Вы в чем-то обвиняете Феликса?

            - Конечно, обвиняю! Четыре года назад этот мошенник появился в городе, представился богатым купцом, вскружил голову моей дочери и выбил у меня контракт на сто тысяч золотых, по которому он должен был обнести город второй крепостной стеной. Но, едва получив деньги, этот мерзавец скрылся! Я хочу, чтобы этого человека немедленно арестовали!

            - Боюсь, это невозможно. В данный момент он выполняет важное поручение Ордена.

            - Теперь вы и сами видите, дядюшка Торн: я бы рад задержаться и поболтать с вами о том, о сем, да весь в делах. Но вы не переживайте, я обязательно заскочу в другой раз, - пообещал Феликс.

            - Как смеешь ты, наглый ублюдок, называть меня "дядюшкой"!? Я тебя своими руками убью! - приказчик шагнул к Феликсу, намереваясь вцепиться ему руками в горло.

            - Постойте, - Борода преградил ему путь. - Лис выполняет волю самого архимага! Вам придется отложить свои претензии на потом.

            - Убью, сгною мерзавца в тюрьме! - не унимался приказчик. - Архимаг мне не указ - я управляю Гвестом от имени короля! Я здесь хозяин!

            В коридоре послышался топот ног, раздались громкие голоса:

            - Небось, опять Сферу Вызова со стола смахнул, - сказал усталый женский голос. - Если так, в другой раз не явлюсь на вызов, надоело мотаться.

            - Не явишься ты, как же, - отвечал ему мужской. Тебе ведь за это деньги платят. Работенка-то не пыльная.

            В дверь быстро постучали и, не дожидаясь разрешения, открыли ее. В кабинет вошли четверо - трое мужчин и девушка. У всех в руках были магические посохи. Девушка была в брюках и черном жилете поверх синей рубашки. Ее длинные светлые волосы - распущены и порядком растрепаны, лицо - бледно. Она сонно терла кулачком правый глаз. Одетые в синие камзолы мужчины выглядели изрядно помятыми. Кабинет быстро наполнился запахом перегара.

            - Ого! - Оглядев помещение, один из вошедших, осанистый красивый мужчина лет тридцати с зелеными глазами и недельной щетиной на лице, крепко стиснул в руках свой магический посох. Камень на навершии засветился васильковым.

            - Арестуйте этого человека! - указывая не Феликса, потребовал у вновь прибывших приказчик.

            Вперед выступил Борода.

            - Я - Викенориатусис Фам, верховный судьи магического Ордена семи королевств, - Борода снова извлек из-за пазухи свой кулон и принялся им потрясать. - А это мэтр Сорман, декан огненного факультета Академии магии. Мы выполняем важное поручение архимага Сардоника. Не советую вам чинить нам препятствия.

            - А я говорю, арестуйте его, - продолжал настаивать приказчик, обращаясь к зеленоглазому. - Вы подданные Его Величества Силта. И я, как его наместник, имею в Гвесте больше власти, чем магический Орден и архимаг.

            Зеленоглазый напряженно думал.

            - Мы находимся на королевской службе и должны подчиняться приказам господина Торна, - сказал он, обращаясь к Бороде и Лысому. - Поэтому, господа, мы арестуем этого человека, - зеленоглазый указал Феликса. - С другой стороны, я уверен, что вам, как столь влиятельным особам, будет очень легко его освободить - обратитесь в представительство Ордена с тем, чтобы в Гвест прислали подписанный королем Виллода приказ о его немедленном освобождении. На мой взгляд, это единственно возможный выход из сложившейся ситуации.

            - Единственный, говоришь? - Все присутствовавшие, обладавшие магическим даром, почувствовали резко возмущение в магическом Фоне. Лысый стягивал силу, чтобы наполнить ею сплетенное заклятие.

            - Уймись, Явит, - шепнул ему Борода. - Это будет незаконно. Наше путешествие затянется.

            Лысый натужно вздохнул и выплеснул накопленную силу обратно в эфир.

            - Феликс, - обратился Борода к Серому Лису. - Нам придется позволить им арестовать тебя.

            - Так я и знал, что не нужно было заходить в Гвест, - удрученно проговорил Феликс. - Ладно уж, если по-другому никак, - пускай арестовывают. Только вы побыстрей меня вызволяйте. Слышите, Борода, Лысый, я на вас рассчитываю!

            Явит, услышав, что его прилюдно назвали Лысым, скривился, будто только что укусил лимон.

 

            Феликс сидел в тюрьме. На шее у него снова был изолирующий от магического фона обруч. В тесной камере со стенами из почерневшего от сырости бутового камня кроме него были еще двое: седой, непрерывно кашляющий старик и порядком избитый паренек лет пятнадцати. Феликс сидел на провонявшем мочой, набитом гнилой соломой матрасе. Рядом с ним, источая потрясающее амбре, стояло ведро с нечистотами.

            Была ночь. Свет уличного фонаря попадал в камеру через узкое оконце под самым потолком. Если встать на цыпочки, то через него можно было полюбоваться на чернеющее небо и разглядеть часть тюремного двора, поросшего мелкой желтой травкой.

            В стену противоположной камеры кто-то уже два часа подряд методично стучал.

            - Сколько можно колотить? - громко, так, чтобы стучавший услышал, сказал Феликс. - Уймись уже, барабанщик драконов, и без тебя тошно!

            Стук ненадолго прекратился, а затем начался вновь.

            - Это Ки стучит, - тихо сказал паренек и утер рукавом сопливый нос. - Он мертвый.

            - Как это – "мертвый"?

            - Говорят, раньше он был купцом, и отказался кому-то из управы взятку дать. В его товаре тут же нашли контрабанду, и он сел. Сколько не уговаривали, он так и не согласился заплатить мзду. Упертый был мужик. Молодец! Крепко стоял на своем, так и помер в тюрьме. Но и после смерти не сдался - его труп ожил и продолжает мотать срок, вроде как, оправдательного решения ждет. Его тут держат чтобы пугать тех, кто отказывается на лапу давать, ну и как развлечение: нравится тюремщикам смотреть, как он на людей набрасывается, на части их рвет. Силища у него – о-го-го! Лютый он.

            - Почему ты такой побитый?

            - Со стражей дрался.

            - Натворил чего?

            - Нет. Я спокойно по улице шел, никого не трогал, а они ни с того ни с сего накинулись.

            - Ну-ну.

            Феликс отвернулся от паренька. Постоянный методичный стук действовал на нервы.

            Три стены камеры, в которой сидел Серый Лис, были каменными. Вместо четвертой была большая железная решетка с дверью. Феликс окинул ее тоскливым взглядом и увидел за ней невысокую девушку лет восемнадцати в коричневом платье. Лицо ее обрамляли длинные, черные как смоль волосы, прямая челка шла до тонкий бровей. Она, закусив нижнюю губу, пристально смотрела на Фелиска своими карими глазами.

            - Минора? - Феликс встал, оправил одежду и вплотную подошел к решетке. - Как я рад тебя видеть!

            Девушка по локоть просунула сквозь ячейку решетки в камеру руку и залепила ему пощечину.

            - Понятно. - Феликс вернулся на прежнее место.

            - Подонок, ты хоть представляешь, какое унижение мне пришлось из-за тебя пережить? - зло зашептала она. - Ты обесчестил меня и обокрал моего отца. Наша семья была опозорена. Ни один порядочный человек теперь не хочет на мне жениться!

            - Ищи непорядочных, - тихо посоветовал Феликс и зажал уши ладонями.

            Методичный стук за стеной раздражал. Голос Миноры раздражал. Феликс проклинал тюремщиков, которые отобрали у него затычки для ушей.

            Минора изливала на него потоки проклятий. Феликс, не слушая ее, время от времени поворачивался к ней, видел, что она по-прежнему открывает рот, и снова отворачивался.

            Сокамерники же Лиса наоборот, ловили каждое слово. Происходящее было для них изрядным развлечением - не каждый день в тюрьму приходили красивые, по виду - из благородных, дамы и ругались почище пьяных сапожников.

            Рядом с Минорой оказался ее отец. Дверь в камеру отворилась. Двое стражников зашли внутрь, четверо остались снаружи. Феликса подняли и взашей вытолкали вон. Он уже мысленно благодарил Бороду и Лысого за столь быстрое освобождение.

            - Что дружок, рассчитываешь на своих друзей из Ордена? - раздался умильный голос Торна. - Думаешь, сможешь уйти, не заплатив по счетам? И не надейся!

            Отворилась дверь соседней камеры; Феликса протолкнули внутрь. Дверь захлопнулась. Серый Лис чуть не уткнулся лбом в спину зловонного мертвяка. Туго обтянутый желтоватой кожей череп с пучком седых волос на затылке заскрипел, поворачиваясь на шейном позвонке. Мертвяк, облаченный в бурую дерюгу, обернулся и вытянул вперед костлявые руки. В пустых, заполненных тьмой глазницах зажглись зловещие красные огоньки. Черное, прогнившее сердце покойника непостижимым образом все еще билось в прикрытой частоколом желтых ребер грудной клетке.

            - Ууу... - загудел, словно набирающий силу ветер, мертвяк и бросился на Феликса. Серый Лис, перекатившись через плечо, оказался в углу камеры. Мертвяк обхватил руками пустоту и издал гневное "Кхааа!". Снова заскрипели шейные позвонки. Мертвяк вытянул руки и, взяв прицел, повторно бросился на Феликса. Тот, оттолкнувшись ногой от стены, кувырком ушел вбок, оказавшись в другом углу.

            - Кхааа!

            Мертвяк повторил атаку, но на сей раз был куда проворнее, и ему почти удалось достать Серого Лиса. Он словно набирал обороты, с каждой секундой становясь все быстрее и быстрее.

            Феликс под беспрерывные "Уууу" и "Кхааа!", метался по тесной камере, показывая чудеса ловкости.

            Минора улыбалась и хлопала от удовольствия в ладоши. Городской приказчик издавал зловещий, полубезумный хохот.

            Вдруг со стороны улицы послышался какой-то шум, визги, крики ужаса. Здание вздрогнуло, покачнулось, пошло трещинами. Раздалось громогласное "Мяу". А потом на стену камеры, в которой Серый Лис и Ки играли в кошки-мышки, обрушился сокрушительный удар.

Категория: Рассказы | Добавил: goOnpLz (2010-12-15)
Просмотров: 314 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 

 

 


Войти

Поиск по каталогу

Друзья:
 

TOP 5 книг:
Внимание: все книги представлены только в ознакомительных целях. Администрация сайта настоятельно рекомендует приобретать печатные издания.

Основы рисования. Техника исполнения
Моделирование из воска для ювелиров и скульпторов
Живопись маслом. Как создать красивую картину
Как рисовать пастелью
Как писать масляными красками


Последнее на форуме:
  • Музыкальные ассоциации (12)
     
  • Интересные сайты (85)
     
  • Анонимный взлом почты! Любые доказательства! (0)
     
  • Администраторам ресурса! (0)
     
  • Схема заработка! 500р в день.Без вложения! (0)
     

  • Новости Клуба:

    Подпишитесь на рассылку

    Получать на E-mail:

    rss2email.ru

    Статистика:
    Rambler's Top100
     

    Баннеры





    Copyright Creators'Club © 2006
    Хостинг от uCoz